Цена перевода долга

Довольно часто возникают вопросы о том, может ли договор о переводе долга быть безвозмездным, что является встречным предоставлением и как квалифицировать договор о переводе долга, в котором нет вообще упоминания о встречном предоставлении. Ответы на эти вопросы — в данной статье.

Предполагается возмездным

Перевод должником своего долга на другое лицо допускается лишь с согласия кредитора (ст. 391 ГК РФ). К форме перевода долга применяются правила, содержащиеся в п. п. 1, 2 ст. 389 ГК РФ.

Уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору (ст. 388 ГК РФ).

Договор предполагается возмездным, то есть предоставляющим стороне право получить плату или иное встречное предоставление за исполнение своих обязанностей, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное (п. п. 1, 3 ст. 423 ГК РФ).

Исполнение договора оплачивается по цене, установленной соглашением сторон (ст. 424 ГК РФ). В случаях, когда в возмездном договоре цена не предусмотрена и не может быть определена исходя из условий договора, исполнение договора должно быть оплачено по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги.

Из положений ст. 391 ГК РФ не следует, что договор перевода долга носит безвозмездный характер. Зачастую в договоре перевода долга отсутствует условие как о том, что договор является безвозмездным, так и условие о встречном предоставлении. Однако отсутствие в договоре о переводе долга условия о встречном предоставлении не является основанием для признания этого договора безвозмездным, наоборот, у первоначального должника наличествует обязанность передать новому должнику встречное предоставление. Данный вывод подтверждается и судебной практикой.

Так, в Определении от 09.06.2011 N ВАС-5158/11 ВАС РФ указал: «В соответствии со статьей 423 Гражданского кодекса Российской Федерации, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное, договор предполагается возмездным.

При рассмотрении спора судебные инстанции правомерно исходили из того, что само по себе отсутствие в договоре от 08.02.2007 N 109-р условия о встречном обязательстве предпринимателя Хасановой Л.Х. лицу, на которое переведен долг, не свидетельствует о безвозмездном характере сделки по переводу долга».

В другом Определении от 19.04.2010 N ВАС-3908/10 ВАС РФ также указал: «Согласно пункту 3 статьи 423 ГК РФ договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. Поскольку ни законом, ни иными правовыми актами не предусмотрен безвозмездный характер договора перевода долга, из существа заключенной сторонами сделки также не вытекает ее безвозмездность, суды пришли к выводу о том, что общество «Мой дом» не лишено права на требование возмещения за принятый долг».

Дарение не предусматривает платы

В пункте 9 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120 предусмотрено, что соглашение об уступке права (требования), заключенное между коммерческими организациями, может быть квалифицировано как дарение только в том случае, если будет установлено намерение сторон на безвозмездную передачу права (требования). Отсутствие в сделке уступки права (требования) условия о цене передаваемого права (требования) само по себе не является основанием для признания ее ничтожной как сделки дарения между коммерческими организациями.

Также в информационном письме N 120 указано: «Суд признал сделку уступки права (требования) ничтожной в силу статей 168, 575 ГК РФ и в удовлетворении иска отказал, руководствуясь при этом следующим.

Согласно спорной сделке цедент передает, а цессионарий принимает от цедента указанное право (требование) к должнику; право считается перешедшим к цессионарию с момента совершения названной сделки. При этом сторонами сделки не предусмотрена обязанность цессионария оплатить или предоставить цеденту какой-либо иной эквивалент за полученное им право (требование). Следовательно, это право (требование) передано цедентом цессионарию безвозмездно.

В соответствии с пунктом 1 статьи 572 ГК РФ дарение может выражаться в безвозмездной передаче одним лицом другому лицу имущественного права (требования) к третьему лицу. Таким образом, спорная сделка уступки права (требования) является сделкой дарения и должна соответствовать пункту 4 части 1 статьи 575 ГК РФ: не допускается дарение в отношениях между коммерческими организациями.

Суд кассационной инстанции решение суда отменил, дело направил на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Судом не было учтено, что признанная им ничтожной сделка уступки права (требования) непосредственно направлена на переход права (требования); ее нельзя квалифицировать как возмездную или безвозмездную, поскольку она лишь оформляет исполнение обязательства по передаче права, возникшего из соглашения об уступке права (требования). Как следует из преамбулы спорной сделки и указывается истцом в кассационной жалобе, рассматриваемая сделка заключена во исполнение соглашения об уступке права (требования).

Оценивая соглашение об уступке права (требования), суд кассационной инстанции сослался на пункт 3 статьи 423 ГК РФ, в силу которого договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. Квалификация соглашения об уступке права (требования) как договора дарения возможна лишь при установлении намерения безвозмездно передать право (требование). Отсутствие в данном соглашении условия о цене передаваемого права (требования) само по себе не свидетельствует о дарении соответствующего права (требования)».

Изложенная правовая позиция была положительно воспринята судебной практикой (Постановление ФАС УО от 28.01.2011 N Ф09-10916/10-С6).

Таким образом, договор о переводе долга носит возмездный характер, даже если в нем не указаны ни порядок предоставления встречного исполнения, ни само встречное предоставление. Такой договор является безвозмездным исключительно в случае указания на безвозмездность в самом договоре.

В пункте 10 информационного письма N 120 указано: «Согласно пункту 1 статьи 572 Кодекса по договору дарения даритель безвозмездно передает или обязуется передать одаряемому вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить его от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом. Из данной нормы закона следует, что наличие возмездных начал в договорном обязательстве исключает признание соответствующего договора договором дарения. В данном случае стороны прямо предусмотрели возмездный характер своих отношений. Поэтому спорная сделка не может быть признана ничтожной по указанному основанию».

При этом несоответствие размера встречного предоставления объему передаваемого права (требования) само по себе не является основанием для признания ничтожным соглашения об уступке права (требования), заключенного между коммерческими организациями.

Президиум ВАС РФ в информационном письме N 120 также отметил, что при выяснении эквивалентности размеров переданного права (требования) и встречного предоставления необходимо исходить из конкретных обстоятельств дела. В частности, должны учитываться: степень платежеспособности должника, степень спорности передаваемого права (требования), характер ответственности цедента перед цессионарием за переданное право (требование) (ответственность лишь за действительность права (требования) или также и за его исполнимость должником), а также иные обстоятельства, влияющие на действительную стоимость права (требования), являющегося предметом уступки.

«Вместе с тем суду при новом рассмотрении дела следует оценить данную сделку на предмет ее ничтожности в силу притворности (статья 170 Кодекса), выяснив, не прикрывает ли соглашение об уступке права (требования) сделку дарения. Решая данный вопрос, суду надлежит при оценке несоответствия размера встречного предоставления за переданное право объему последнего исходить из конкретных обстоятельств дела, свидетельствующих о действительной стоимости спорного права (требования)» (п. 10 информационного письма N 120).

Как определить цену?

Возникает вопрос: что следует считать встречным предоставлением в том договоре перевода долга, где о встречном предоставлении не содержится даже упоминания? В силу ст. 424 ГК РФ в случаях, когда в возмездном договоре цена не предусмотрена и не может быть определена исходя из условий договора, исполнение договора должно быть оплачено по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги. Следовательно, ответ следующий: встречным предоставлением, вероятно, является сумма долга в договоре перевода долга, в котором отсутствует условие о встречном предоставлении. Однако эта позиция спорная.

Так, в Постановлении ФАС ВВО от 23.07.2012 по делу N А79-12655/2010 указано: «В силу возмездности договора в случаях отсутствия в нем условия о цене переведенного долга, следует исходить из того, что должник обязан возместить новому должнику стоимость переведенного им долга». Предметом рассматриваемого иска явилось требование истца (нового должника) о взыскании с ответчика (первоначального должника) суммы долга, уплаченного третьему лицу (кредитору).

Между тем в Определении от 09.06.2011 N ВАС-5158/11 ВАС РФ разъяснил: «Суд кассационной инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что из условий договора и фактически сложившихся отношений сторон не следует, что в качестве встречного обязательства ответчик обязан уплатить истцу денежные средства в сумме, составляющей долг по договору аренды от 10.02.2005 N 348-р.

Поскольку в нарушение статьи 65 Кодекса истец не представил доказательств, обосновывающих наличие у предпринимателя Хасановой Л.Х. по договору о переводе долга от 08.02.2007 N 109-р неисполненного встречного обязательства в заявленном размере, в иске отказано правомерно».