Понятие «форма собственности» в гражданском праве России

Конституция Российской Федерации 1992 г. в ст. 9 закрепила положение о многообразии форм собственности. Таким образом, в Конституции был сохранен традиционный для советской правовой системы термин «форма собственности», наполненный по своему содержанию в большей степени политико-экономическим, а не юридическим смыслом. Законодатель подчеркнул, что в России признаются и равным образом защищаются государственная, муниципальная, частная и иные формы собственности.

Ни в тексте Конституции РФ, ни в Гражданском кодексе РФ (п. 1 ст. 212) содержание используемой дефиниции не раскрывается. Что обусловило дальнейшее развитие дискуссии относительно сущности данного термина и возможности существования иных форм собственности, не поименованных в Основном Законе.

В науке существуют следующие позиции, предлагающие тот или иной вариант толкования воли законодателя:
— отнесение понятия «форма собственности» к экономическим категориям, невозможность существования иных форм собственности, кроме частной и публичной (теория единого права собственности);
— соотнесение вида субъекта права собственности с формой собственности в соответствии с буквальным смыслом ст. 212 ГК РФ и ст. 8 Конституции РФ. Формулировка «иные формы собственности» не принимается во внимание;
— зависимость формы собственности конкретного субъекта (в частности, юридического лица) от социального характера (социальной природы) основных участников. Выделение понятий «коллективная собственность» и «личная собственность» (плюралистическая модель).

Одной из причин наличия полярных подходов к определению содержания понятия «форма собственности» является различное понимание степени отражения происходящих экономических процессов в правовой сфере. Считается, что «право собственности непосредственно не отражает экономических отношений собственности, даже если последние и существуют. С этих позиций искать суть формы собственности в глубинах «базиса» — заведомо бесплодное занятие» <1>. Тем не менее озвученный подход не может быть принят за основу проведения научных исследований. В частности, главной заслугой советских юристов являлось формулирование теоретических положений, охватывающих все глубины социально-экономических отношений, существующих в обществе. Критикуя противников диалектического материализма, О.А. Красавчиков писал: «Но что же это тогда за метод познания, если он не позволяет проникнуть в сущность явления и ограничивается возможностью оперирования чисто внешней, формальной стороной права?» <2>. Существующий неудачный опыт применения юридических конструкций, создаваемых на основании использования лишь формальной стороны правовой регламентации тех или иных общественных отношений, показал всю бесперспективность подобного подхода <3>.
———————————
<1> Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. М., 1999. С. 159.
<2> Красавчиков О.А. Категория науки гражданского права. М., 2005. Т. 1. С. 464.
<3> Примером может служить внедрение в систему юридических лиц России таких организационно-правовых форм, как государственная корпорация и государственная компания.

Право в представлении достаточно значительного числа ученых стало некой идеальной конструкцией, оторванной от реальной действительности, которая именуется «наслоениями фактической неразумности» <4>. Насколько важным является установление взаимосвязи между нормативными построениями законодательства (так как речь не может идти о праве как о чем-то возвышенном, оторванном от реальности, ведь мы не исследуем неких идеальных конструкций) и конкретными фактами повседневной жизни? Отношения собственности есть наиболее значительное проявление этой повседневности.
———————————
<4> Степанов Д.И. Вопросы методологии цивилистической доктрины // Актуальные проблемы гражданского права. Вып. 6 / Под ред. О.Ю. Шилохвоста. М., 2003. С. 18.

Понятие «форма собственности» широко использовалось в юридической литературе в последние годы существования Советского Союза и отождествлялось с такой категорией, как «степень обобществления», и особенностями обобществляемого имущества <5>. В дальнейшем, прежде всего по идеологическим соображениям, были попытки полностью уйти от использования данного понятия. Если не принимать во внимание термин «иные формы собственности», содержащийся в ГК РФ, то можно прийти к выводу о том, что законодатель отказался от идеи о плюрализме форм собственности. Последующее развитие гражданского законодательства, и прежде всего в части регулирования правового статуса и деятельности юридических лиц, доказывает истинность этого предположения. Вместе с тем является аксиомой и утверждение о переходном характере российской экономики, что порождает необходимость учета не только существования элементов ранее действовавших экономических отношений, но и их эволюционной трансформации в конструкции, также неизвестные развитым правопорядкам.
———————————
<5> См.: Егоров Н.Д. Гражданско-правовое регулирование общественных отношений. Л., 1988. С. 51.

Считаем заслуживающей внимания позицию проф. В.А. Тархова, обосновывающего концепцию множественности форм собственности в российском праве. В ней четко определяется, о каких иных формах собственности идет речь в Конституции и ГК РФ: коллективная и личная собственность. Кроме того, обосновывается зависимость правосубъектности юридического лица от формы собственности <6>. Методологической основой данного подхода является убеждение в том, что подлинная наука «не допускает расхождения между экономикой и правом. (…) в категориях и понятиях отражаются объективные закономерности исследуемых явлений» <7>.
———————————
<6> См.: Тархов В.А., Рыбаков В.А. Собственность и право собственности. Уфа, 2001. С. 84, 88.
<7> Рыбаков В.А. Общие положения о типах, формах и видах собственности в России: методологические аспекты права собственности (научный очерк). М., 2004. С. 11.

Собственность следует рассматривать как систему, состоящую из типов, форм и видов собственности. Тип собственности — это высшее подразделение в систематике собственности, связанное с уровнем обобществления средств производства и характером (способом) присвоения. Здесь необходимо исходить из существования двух основных типов общества: обобществленного и индивидуального. Каждое общество, на каком бы этапе развития оно ни находилось, обнаруживает достаточно четкую тенденцию к принятию либо первой, либо второй модели общественного устройства, в основе которых лежат соответствующие типы собственности <8>.
———————————
<8> См.: Тархов В.А., Соловьев В.Н., Рыбаков В.А. Тип собственности в системе собственности (цивилистический аспект) // Гражданское право. 2008. N 3.

Понятие «форма собственности» соотносится с формой присвоения, формой принадлежности.
Тип собственности должен характеризовать исходную природу собственности, имеющую прямую связь с характером присвоения. В том случае, когда субъект — конкретное физическое лицо полностью обладает вещами и такое обладание напрямую соприкасается, контактирует с его волей и его интересами, мы вправе утверждать о существовании индивидуального типа собственности, представленного в основном в формах частной и личной собственности. Когда же такую характеристику собственности нельзя распространить на объединение лиц, где нет прямого контакта воли и интересов конкретных людей с вещами, иными благами — объектами собственности, то перед нами обобществленный (общественный) тип собственности <9>. У нас вы можете скачать образцы различных исковых заявлений по жилищным делам.
———————————
<9> См.: Там же.

Так, присвоение, осуществляемое государством, происходит в рамках государственной формы собственности. Выделяется как самостоятельный элемент категория коллективной (корпоративной) формы собственности <10>. Под коллективной (корпоративной) собственностью понимается собственность одного субъекта, коллектива членов юридического лица. К этой группе относятся кооперативы, общественные объединения и религиозные организации. На наш взгляд, использование как тождественных наименований «корпоративная» и «коллективная собственность» нецелесообразно, так как не соответствует особенностям правовой природы указанных организационно-правовых форм юридического лица.
———————————
<10> См.: Тархов В.А., Рыбаков В.А., Фатеев М.А. О коллективной (корпоративной) форме собственности // Юрист. 2006. N 12.

Право собственности на вещь по своей природе — явление персонифицированное, с его помощью происходит наиболее четкая конкретизация экономических и иных отношений. Персонификация имущества в хозяйственном обороте зависит от формы права собственности и ее видов. Структуры частных коммерческих и некоммерческих организаций отличаются друг от друга <11>. Однако и структура отдельных организационно-правовых форм юридического лица также имеет существенные отличия. Именно данное обстоятельство не позволяет, на наш взгляд, объединять общественные объединения и кооперативы в режиме коллективной (корпоративной) формы собственности. Должны быть определены четкие различия между коллективной и корпоративной формами собственности.
———————————
<11> См.: Андреев В.К. О праве частной собственности в России (критический очерк). М.: Волтерс Клувер, 2007.

Корпоративный характер коллективной формы собственности предопределяется корпоративными отношениями в юридических лицах, построенными на принципах членства, участия <12>. Следует согласиться, что эти отношения определяют собой социально-экономические взаимосвязи субъектов гражданского права (индивидуальных собственников), направленные на объединение их имущества и деятельности для достижения общих целей и удовлетворения однопорядковых интересов. В данном случае учредители (участники, члены) сохраняют связь с имуществом юридического лица — собственника, часть своих властных экономических возможностей. Так, за ними закрепляются доли участия в деятельности корпорации (в принятии решения высшим органом) и имуществе. Они имеют право отчуждать и перераспределять доли участия, право выхода из корпорации с выделением или компенсацией долей. Учредители (участники) могут ликвидировать корпорацию и распределить ее имущество между собой <13>.
———————————
<12> См.: Козлова Н.В. Понятие и сущность юридического лица. Очерк истории и теории: Учеб. пособие. М., 2003. С. 215.
<13> См.: Пахомова Н.Н. Цивилистическая теория корпоративных отношений: Монография. Екатеринбург, 2005. С. 41, 85 — 87.

Необходимо признать верным мнение о том, что нельзя противопоставлять коллективную собственность и собственность юридического лица. Они органически соотносятся между собой как форма собственности и вид собственности <14>.
———————————
<14> См.: Тархов В.А., Рыбаков В.А., Фатеев М.А. Указ. соч.

Противники озвученного подхода не согласны прежде всего с персонификацией коллектива как участника отношений, так как презюмируется, что коллективная форма собственности свидетельствует о принадлежности имущества определенному коллективу людей, объединенных в кооперативные, общественные и иные организации — юридические лица. На наш взгляд, применение понятия «коллектив» в данном случае, действительно, не самый удачный подход. Однако крайне сложно подобрать термин, дающий представление о том сложном внутреннем взаимодействии между участниками, которое существует в общественных организациях, кооперативах, иных видах некоммерческих организаций, основанных на членстве.

Осложняется проведение научных исследований и тем обстоятельством, что реальность социально-организованного коллектива в рамках юридического лица не зависит ни от организационно-правовой формы, ни от того или иного подхода, определяющего сущность юридического лица. Во многом образование указанной реальности и наличие самостоятельных целей (отдельных от целей каждого из участников) коллектива определяется внешними факторами, воздействующими на участников и само юридическое лицо, и тем этапом жизненного цикла, на котором организация находится. Неудобство в использовании термина «коллектив» проявляется также и в связи с его бессознательным отождествлением с коллективом работников. Тем не менее отбрасывать это направление научного исследования как обоснование содержания понятия коллективной (корпоративной) собственности только лишь на основании несоответствия формализованным нормам было бы неверным. Как нельзя признать истинным и утверждение, что конструкцию коллективной собственности необходимо строить только на базе коллектива, организованного в субъект гражданского права — юридическое лицо. Данная позиция не учитывает доктринальной классификации юридических лиц по количественному критерию участников, так как для одночленных корпораций понятие коллектива не может использоваться, а однотипность организационно-правовой формы юридического лица может привести исследователя к искаженным выводам.

Несмотря на спорность обозначенных позиций, главным итогом должно стать понимание хрупкости той моноконструкции отношений права собственности, которая заложена ГК РФ. Нельзя недооценивать значения социально-экономической основы формирования общественных отношений.