Охрана законных интересов несовершеннолетних наследников при разделе наследства

Всеобщая декларация прав человека провозгласила, что дети имеют право на особую заботу и защиту: «…ребенок, ввиду его физической и умственной незрелости, нуждается в специальной охране и заботе, включая надлежащую правовую защиту, как до, так и после рождения». Необходимость защиты интересов несовершеннолетних обусловлена возрастом детей, который не позволяет последним в полную силу осуществлять принадлежащие им права, приводить в действие правовые средства их защиты. Правовые механизмы реализации и защиты прав детей при разделе наследства, получившие закрепление в ст. 1167 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), далеки от тех, которые провозглашены в качестве эталона в международных правовых актах.

Пункт 1 вышеозначенной статьи носит отсылочный характер к ст. 37 ГК РФ, соблюдение правил которой необходимо при производстве раздела наследства с участием несовершеннолетних наследников. Первый вопрос, который возникает при обращении к ст. 1167 ГК РФ, — распространяет ли она свое действие на несовершеннолетних, являющихся полностью дееспособными. Согласно комментарию к части третьей ГК РФ под редакцией М.В. Телюкиной в данном контексте закон к несовершеннолетним относит граждан, не достигших 18-летнего возраста, независимо от того, являются ли они полностью дееспособными <1>. Авторы широкоизвестного учебника гражданского права под редакцией А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого, поддерживая указанную точку зрения, считают, что этим лицам «зачастую явно недостает житейского опыта и их легко обвести вокруг пальца, поэтому участие представителя органа опеки и попечительства в разделе имущества может оказаться для них полезным» <2>.

Существует противоположное мнение, согласно которому ст. 1167 ГК РФ не применяется к полностью дееспособным, хотя бы и несовершеннолетним лицам. «Доводы же, касающиеся того, что такие лица не могут в полной мере осознавать своих поступков, являются несущественными, в этом случае следовало бы вовсе отвергнуть возможность приобретения полной дееспособности до достижения совершеннолетия, чего закон не делает»; «кроме того, такое толкование вызвало бы необходимость в установлении попечительства над полностью дееспособными гражданами — институте, который действующему законодательству неизвестен» <3>.

Мы придерживаемся той точки зрения, что интересам несовершеннолетних лиц отвечает толкование указанной нормы таким образом, что раздел наследства осуществляется с соблюдением правил ст. 37 ГК РФ при наличии среди наследников несовершеннолетних — лиц, не достигших 18 лет, независимо от того, признаны ли они полностью дееспособными. Как мы знаем, несовершеннолетний может приобрести полную дееспособность при вступлении в брак до достижения 18 лет в случае, когда это допускается законом (ст. 21 ГК РФ) и в результате эмансипации (ст. 27 ГК РФ). Семейным кодексом Российской Федерации (далее — СК РФ) установлен минимальный брачный возраст — 18 лет. Законодатель допускает возможность снижения брачного возраста органами местного самоуправления при наличии уважительных причин до 16 лет, а при наличии особых обстоятельств и более, если такое право установлено законом субъекта РФ, в настоящее время таких субъектов РФ более 20.

В семейном законодательстве субъектов РФ нет единого подхода к установлению обстоятельств, при которых возможно снижение брачного возраста, наиболее часто упоминаемые: рождение ребенка, беременность несовершеннолетней, непосредственная угроза жизни одной из сторон, призыв жениха на службу в Вооруженные Силы России. По статистике, основной причиной вступления в брак до достижения совершеннолетия является беременность несовершеннолетней. Но достижение определенной степени физиологической зрелости не говорит о том, что указанное лицо в состоянии самостоятельно принимать решения по гражданско-правовым вопросам.

Относительно второго основания приобретения полной дееспособности несовершеннолетним — эмансипации заметим следующее. Во-первых, согласно п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 6 и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 8 эмансипированный несовершеннолетний обладает в полном объеме гражданскими правами и несет обязанности, за исключением тех прав и обязанностей, для приобретения которых федеральным законом установлен возрастной ценз <4>. Во-вторых, исходя из анализа материалов гражданских дел, мы приходим к выводу, что суды относятся формально к исследованию условий эмансипации. Факт о психофизиологической и социальной зрелости подростка устанавливается на основании справок из наркологического и психоневрологического диспансера, в которых подтверждается лишь факт того, что данный несовершеннолетний не состоит на диспансерном учете в этих учреждениях.

Относительно приведенного нами замечания В.А. Белова, С.А. Бушаенковой хотим заметить, что нет необходимости установления попечительства над полностью дееспособным несовершеннолетним лицом, поскольку абз. 2 ст. 1167 ГК РФ предписывает, что в целях охраны законных интересов несовершеннолетних граждан о составлении соглашения о разделе наследства и о рассмотрении в суде дела о разделе наследства должен быть уведомлен орган опеки и попечительства. Представитель органа опеки и попечительства и должен будет защищать права и законные интересы полностью дееспособного лица, не достигшего совершеннолетия.
———————————
<1> См.: Комментарий к разделу V Гражданского кодекса РФ / Под ред. М.В. Телюкиной. М., 2004 (комментарий к ст. 1167).
<2> Гражданское право: Учеб.: В 3 т. Т. 3. 4-е изд., перераб. и доп. / Отв. ред. А.П. Сергеев, Ю.К. Толстой. М.: ТК «Велби»; Проспект, 2006. С. 750.
<3> Белов В.А., Бушаенкова С.А. Раздел наследства // Известия высших учебных заведений. Правоведение. 2005. N 3. С. 52.
<4> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 8 от 1 июля 1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

Следующее, на чем мы хотели бы остановиться, — это необходимость получения предварительного разрешения органа опеки и попечительства опекуну — на заключение, попечителю — на дачу согласия на заключение соглашения о разделе наследства. Предварительное разрешение органа опеки и попечительства или отказ в выдаче такого разрешения должны быть предоставлены опекуну или попечителю в письменной форме не позднее чем через 15 дней с даты подачи заявления о предоставлении такого разрешения. Отказ органа опеки и попечительства в выдаче такого разрешения должен быть мотивирован согласно п. 3 ст. 21 Федерального закона «Об опеке и попечительстве» <5>.
———————————
<5> См.: Федеральный закон от 24 апреля 2008 г. N 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве».

Впервые в законодательстве установлены последствия заключения договора без предварительного разрешения органа опеки и попечительства. Согласно п. 4 ст. 21 Федерального закона «Об опеке и попечительстве» при обнаружении такого факта орган опеки и попечительства обязан незамедлительно обратиться от имени подопечного в суд с требованием о расторжении такого договора в соответствии с гражданским законодательством, за исключением случая, если такой договор заключен к выгоде подопечного. В литературе высказывается мнение, что законом фактически допускается два вида разрешений органов опеки и попечительства — предварительное и последующее. «Второе возможно как исключительный вариант, если очевидно, что такой договор заключен к выгоде подопечного» <6>. Закон устанавливает специальное последствие расторжения такого договора — имущество, принадлежавшее подопечному, подлежит возврату, а убытки, причиненные сторонам договора, подлежат возмещению сторонам опекуном или попечителем.
———————————
<6> Кузнецова О.В., Пивоварова Т.Г. Комментарий к Федеральному закону от 24 апреля 2008 г. N 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве» // СПС «КонсультантПлюс».

В одном из докторских диссертационных исследований отмечено, что порядок предоставления разрешения органа опеки и попечительства на совершение сделок несовершеннолетними не в полной мере урегулирован. «На федеральном уровне отсутствуют четкие нормы, которые бы указывали, что именно может служить основанием для разрешения органа опеки и попечительства, нет четких критериев и правил, которые позволяли бы органам опеки и попечительства обосновывать свое решение относительно возможного нарушения прав несовершеннолетних при совершении сделок с недвижимым имуществом» <7>.

Соглашаясь с приведенным мнением, заметим, что, кроме того, Федеральный закон «Об опеке и попечительстве» не предусматривает обязанности опекуна или попечителя прилагать к заявлению о выдаче предварительного разрешения на совершение сделки какие бы то ни было документы, как не закрепляет и права органа опеки и попечительства требовать такие документы. Л.Ю. Михеева отмечает, что органам опеки и попечительства следует иметь в виду, что разрешение, которое они выдают на совершение сделок с имуществом подопечного, может содержать ряд условий.

Так, в практике распространена выдача разрешений на отчуждение жилого помещения несовершеннолетнего при условии одновременного приобретения жилого помещения не хуже прежнего или с условием о помещении вырученных средств на счет, открытый на имя ребенка в банке <8>. Нам кажется, что необходимо подобную практику применять при даче органом опеки и попечительства предварительного разрешения на заключение соглашения о разделе наследства. Статья 19 Федерального закона «Об опеке и попечительстве» устанавливает, что органы опеки и попечительства дают опекунам и попечителям разрешения и обязательные для исполнения указания в письменной форме в отношении распоряжения имуществом подопечных.
———————————
<7> Абрамов В.И. Права ребенка и их защита в России: Общетеоретический анализ: Автореф. дис. … докт. юрид. наук. Саратов, 2007. С. 12.
<8> См.: Михеева Л.Ю. Опека и попечительство: Правовое регулирование: Учебно-практическое пособие / Под ред. проф., докт. юрид. наук Р.П. Мананковой. М.: Издательство «Палеотип»; Издательско-торговая корпорация «Дашков и Ко», 2002. С. 212.

Еще один момент, требующий внимания, заключается в применении п. 3 ст. 37 ГК РФ, устанавливающего запрет на совершение сделок опекуном или попечителем, его супругом и близкими родственниками с подопечным, и ст. 60 СК РФ, распространяющей правила вышеназванной статьи на родителей при осуществлении ими правомочий по управлению имуществом ребенка. Хотя закон не устанавливает приоритета родственных связей, однако они наиболее предпочтительны и распространены для опекунов или попечителей и их подопечных. Таким образом, в число наследников в большинстве случаев входят члены одной семьи.

Учеными предлагаются разнообразные выходы из сложившейся ситуации. Так, в учебнике наследственного права под редакцией К.Б. Ярошенко предлагается такой вариант: родители, опекуны, попечители и иные законные представители, а также их супруги и близкие родственники «должны будут обратиться в суд с требованием о разделе наследства ввиду юридической невозможности разделить наследство по соглашению между собой… Для того чтобы раздел наследственного имущества с участием перечисленных лиц мог состояться без обращения в суд, указанные лица должны обратиться в орган опеки и попечительства с просьбой об освобождении их от соответствующих обязанностей (п. 2 ст. 39 ГК РФ, что, правда, возможно лишь для опекунов и попечителей)…» <9>. На взгляд В.А. Белова, С.А. Бушаенковой, заключение соглашения о разделе наследства с участием родителей и их несовершеннолетних детей следует признать возможным. «Целесообразно предоставить органам опеки и попечительства возможность назначать своих специальных представителей для заключения договора о разделе наследства от имени несовершеннолетних наследников, по крайней мере на случай, когда среди сонаследников присутствуют опекуны или попечители таких наследников, а может быть, и на случай их сонаследования с родителями и усыновителями» <10>. Согласимся с вариантом решения, описанным в учебном издании под редакцией К.Б. Ярошенко, хотя он и был предложен на момент действия прежней редакции рассматриваемой статьи. Согласно п. 2 ст. 39 ГК РФ (в ред. ФЗ от 24 апреля 2008 г. N 49-ФЗ) «опекун или попечитель может быть освобожден от исполнения своих обязанностей по инициативе органа опеки и попечительства в случае возникновения противоречий между интересами подопечного и интересами опекуна или попечителя, в том числе временно».

Случай, когда наследниками, участвующими в разделе, являются подопечный и его опекун или попечитель, органом опеки и попечительства с учетом конкретных обстоятельств может быть признан подпадающим под действие указанной нормы, тогда опекун или попечитель временно отстраняются от представительства интересов подопечного лица (как одной из его обязанностей), но не от попечительства вообще. Согласно ст. 8 Федерального закона «Об опеке и попечительстве» к полномочиям органов опеки и попечительства относятся в том числе и представление законных интересов несовершеннолетних граждан, находящихся под опекой или попечительством, в отношениях с любыми лицами (в том числе в судах), если действия опекунов или попечителей по представлению законных интересов подопечных противоречат законодательству Российской Федерации и (или) законодательству субъектов Российской Федерации или интересам подопечных либо если опекуны или попечители не осуществляют защиту законных интересов подопечных. Но по-прежнему проблемным остается такой вопрос: ст. 60 СК РФ отсылает нас к ст. 37 ГК РФ, но не к ст. 39 ГК РФ, следовательно, в случае, когда сонаследниками, участвующими в разделе, являются родители и их несовершеннолетние дети и между их интересами имеется противоречие, родители не могут быть временно отстранены от представительства несовершеннолетнего по основанию п. 2 ст. 39 ГК РФ.

Искомым ответом указанной задачи является предложение Т.И. Зайцевой о применении в порядке аналогии нормы, предусмотренной п. 2 ст. 64 СК РФ, в соответствии с которой родители не вправе представлять интересы своих детей, если между интересами родителей и детей имеются противоречия. «В случае разногласий между родителями и детьми орган опеки и попечительства обязан назначить представителя для защиты прав и интересов детей» <11>.
———————————
<9> Наследственное право / Ин-т законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ [Булаевский Б.А. и др.]; Отв. ред. К.Б. Ярошенко. М.: Волтерс Клувер, 2005. С. 270 — 271.
<10> Белов В.А., Бушаенкова С.А. Указ. соч. С. 54.
<11> Зайцева Т.И. Судебная практика по наследственным делам. М.: Волтерс Клувер, 2007. С. 235.

Коснувшись выше правила, изложенного в абз. 2 ст. 1167 ГК РФ, мы не затронули некоторых моментов. Закон не устанавливает круг лиц, на которых лежит обязанность по уведомлению органов опеки и попечительства о производстве раздела наследства с участием несовершеннолетних. Согласно Методическим рекомендациям по оформлению наследственных прав <12>, если в число наследников входят несовершеннолетние лица, в целях охраны их имущественных прав нотариус направляет сообщение о выдаче свидетельства о праве на наследство органу опеки и попечительства по месту жительства соответствующего наследника с указанием наследуемого им имущества. Но получение свидетельства о праве на наследство не является обязательным.

Возможно, целесообразно возложить обязанность по уведомлению органов опеки и попечительства на наследников, непосредственно участвующих в разделе. А.Г. Кравчук указывает на возможность введения положения, возлагающего «обязанность по уведомлению органов опеки и попечительства на законных представителей несовершеннолетних лиц» <13>. В.А. Белов, С.А. Бушаенкова считают, что требование является излишним, «поскольку абз. 1 ст. 1167 ГК РФ предписывает не просто уведомление, но получение разрешения органа опеки и попечительства на заключение соглашения от имени несовершеннолетних наследников; вряд ли возможно добиться разрешения на заключение соглашения, не уведомив орган опеки и попечительства о его составлении и содержании» <14>.

Заметим только, что данное положение ГК РФ касается производства раздела в договорном порядке. Согласно правилу, установленному ст. 47 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ), в целях защиты прав, свобод и законных интересов несовершеннолетних или подопечных суд может привлечь к участию в деле орган опеки и попечительства для дачи заключения о соответствии соглашения о разделе наследства правам и законным интересам несовершеннолетних или подопечных. В случаях, предусмотренных федеральным законом, государственные органы, органы местного самоуправления до принятия решения судом первой инстанции вступают в дело по своей инициативе или по инициативе лиц, участвующих в деле, для дачи заключения по делу в целях осуществления возложенных на них обязанностей.

К сожалению, мы вынуждены констатировать, что ни в ГК РФ, ни в Федеральном законе «Об опеке и попечительстве», ни в иных законах не предусмотрено участие органов опеки и попечительства в разделе наследства с участием несовершеннолетнего наследника. Следовательно, только по инициативе суда в необходимых случаях указанный орган может быть привлечен к участию в деле. Также следует иметь в виду, что закон не устанавливает обязательности участия органов опеки и попечительства ни в составлении соглашения о разделе наследства, ни в суде при рассмотрении спора о разделе наследства, что, в общем-то, свидетельствует о малой эффективности данной нормы.

Прежнее законодательство имело подобную норму: «…если наследство, представляющее ценность, должно быть разделено между несовершеннолетними и другими наследниками, орган опеки и попечительства принимает участие в разделе его и проект раздела представляет на утверждение исполкома районного (городского) Совета депутатов трудящихся» <15>. Формально этот нормативный акт не отменен и подлежит применению в части, не противоречащей ГК РФ. Кроме того, установлено, что в штатном расписании органов опеки и попечительства субъекта Российской Федерации необходимо предусматривать наличие специалистов с высшим профессиональным образованием, в том числе и юридическим <16>.
———————————
<12> См.: Методические рекомендации по оформлению наследственных прав, утвержденные решением Правления Федеральной нотариальной палаты от 27 — 28 февраля 2007 г., Протокол N 02/07.
<13> Кравчук А.Г., Мелихов В.М., Рыженков А.Я. Правовой режим наследования (вопросы теории и практики). Волгоград: Панорама, 2006. С. 165.
<14> Белов В.А., Бушаенкова С.А. Указ. соч. С. 54.
<15> Комментарий к разделу V Гражданского кодекса РФ / Под ред. М.В. Телюкиной. М., 2004 (комментарий к ст. 1167).
<16> См.: письмо Минобрнауки РФ от 25 июня 2007 г. N АФ-226/06 «Об организации и осуществлении деятельности по опеке и попечительству в отношении несовершеннолетних».

Следует иметь в виду, что как совершение раздела наследства в подлежащих случаях без участия опекуна и попечителя, так и неуведомление о разделе органа опеки и попечительства может стать основанием для применения положений ст. 168 ГК РФ о ничтожности сделок, не соответствующих требованию закона. Однако ст. 1165 ГК РФ, предусматривающая производство раздела наследства по соглашению, закрепляет положение о применении к такому соглашению правил ГК РФ лишь о форме сделок и форме договоров. Необходимость устранения этого законодательного пробела, как нам кажется, проявляется в первую очередь в обязательности применения к соглашению о разделе наследства положений ГК РФ о недействительности сделок.

Также недействительной сделкой является соглашение о разделе наследства, заключенное до рождения зачатого при жизни наследодателя наследника (ст. 1166 ГК РФ); совершенное под влиянием обмана, насилия, угрозы и в других случаях, предусмотренных § 2 главы 9 ГК РФ. Поэтому мы предлагаем внести соответствующие изменения в ГК РФ и сформулировать абз. 2 п. 1 ст. 1165 ГК РФ следующим образом: «К соглашению о разделе наследства применяются положения настоящего Кодекса о сделках и договорах, совместимые с его природой».