Некоторые вопросы возмещения вреда, причиненного здоровью потерпевшего

Причинение вреда жизни и здоровью традиционно выделяется законодателем в качестве специального деликта, поскольку речь идет о посягательствах на особые блага, имеющих нематериальную (идеальную) природу, причинении неимущественного вреда, что обусловливает сложности в установлении адекватного механизма компенсации понесенных потерь. Жизнь и здоровье являются высшими ценностями <1>, которые не имеют денежной оценки, вред, причиненный жизни или здоровью, не возмещаем в принципе. Как отмечается в одном из обзоров практики Верховного Суда РФ, вред, причиненный здоровью граждан, относится к вреду, реально невосполнимому и неисчисляемому, что обязывает государство стремиться к его возможно более полному по объему возмещению <2>.
———————————
<1> Как отмечается в п. 3 Определения Конституционного Суда РФ от 19 мая 2009 г. N 816-О-О, к числу признаваемых в Российской Федерации и защищаемых Конституцией Российской Федерации прав и свобод относятся прежде всего право на жизнь (ч. 1 ст. 20) как основа человеческого существования, источник всех других основных прав и свобод и высшая социальная ценность и право на охрану здоровья (ч. 1 ст. 41), которое является также высшим для человека благом, без которого могут утратить значение многие другие блага. В силу указанных положений Конституции Российской Федерации на государство возложена обязанность уважения данных конституционных прав и их защиты законом (ст. 18 Конституции Российской Федерации). В гражданском законодательстве жизнь и здоровье рассматриваются как неотчуждаемые и непередаваемые иным способом нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения (п. 1 ст. 150 ГК Российской Федерации).
<2> См.: Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за первый квартал 2007 г. (вопрос 17), утвержденный Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 30.05.2007 // СПС «КонсультантПлюс».

Причинение вреда указанным благам может явиться основанием возникновения определенных имущественных потерь, которые и будут возмещаться по правилам параграфа 2 главы 59 ГК РФ. Однако правоприменители при рассмотрении данной категории дел не должны забывать об особой природе вреда причиненного жизни или здоровью, при возмещении которого очень важно следовать началам справедливости. Несправедливые решения суда не только усилят нравственные страдания потерпевшего, но и негативно будут восприняты в обществе.

Возмещение вреда здоровью человека. В соответствии с п. 1 ст. 1085 ГК РФ при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел или определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья. К указанным расходам отнесены в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение.

Необходимо отметить, что потерпевший с учетом правил ст. 56 ГПК РФ обязан представить доказательства в обоснование своих требований о компенсации дополнительных расходов, вызванных повреждением здоровья.

В этой связи представляет интерес следующее дело. Р. обратилась в суд с иском к Ш. о возмещении материального ущерба, состоящего из затрат на лечение, на санаторно-курортное лечение в течение трех лет, утраченного заработка и компенсации морального вреда. Иск мотивировала тем, что получила телесные повреждения в результате наезда на нее автомашины под управлением ответчика. Вы можете скачать исковое заявление о возмещении вреда здоровью образец.

Решением суда в пользу истца с ответчика были взысканы суммы в счет возмещения материального ущерба и компенсации морального вреда.

В кассационной жалобе Ш. просил решение отменить, считая, что суд неправильно применил нормы материального права и не выяснил в полном объеме обстоятельства, имеющие значение для дела.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия посчитала, что решение в части удовлетворения требования о возмещении материального ущерба подлежит отмене с направлением дела в этой части на новое рассмотрение, поскольку суд не выяснил обстоятельства, имеющие значение для разрешения спора.

Суд не предложил истице представить, а истицей не было представлено заключение медицинской экспертизы (как это указано в п. 2 ст. 1092 ГК РФ) о необходимости санаторно-курортного лечения в течение трех лет, в решении не имеется ссылок на доказательства в обоснование размера расходов на санаторно-курортное лечение <3>.
———————————
<3> Определение Московского областного суда от 10.07.2006 по делу N 33-8260 // СПС «КонсультантПлюс».

По нашему мнению, современные правоприменители зачастую излишне категоричны в толковании правил п. 1 ст. 1085 ГК РФ. Так, в одном из определений ВАС содержится вывод, что согласно гражданскому законодательству причинение вреда здоровью не влечет возникновения обязательственного требования у потерпевшего к причинителю вреда, если потерпевший имеет право на бесплатную медицинскую помощь <4>. То есть отрицается сам факт возникновения деликтного обязательства, несмотря на наличие вреда и остальных элементов состава гражданского правонарушения. Представляется, что такой категоричный, крайне позитивистский подход может послужить причиной для вынесения несправедливых судебных решений, поставит потерпевшего в заведомо слабое положение и создаст препятствия для реализации предупредительной функции ответственности.
———————————
<4> Определение ВАС РФ от 5 ноября 2009 г. N ВАС-12115/09 // СПС «КонсультантПлюс».

Например, С. обратился в суд с иском к Б. о взыскании материального ущерба и компенсации морального вреда.
В обоснование иска указал, что в связи с полученными телесными повреждениями, причиненными ему Б. 19.04.2008 на почве личных неприязненных отношений, он был вынужден пройти длительный курс лечения по устранению повреждений и восстановлению нормальных функций организма. На лечение истцом затрачено 207793 руб. 10 коп. Кроме того, действиями ответчика ему причинен моральный вред в размере 500 тыс. руб., заключающийся в физических и нравственных страданиях, а также в том, что он вынужден проходить длительное лечение.

Судом было установлено, что 19.04.2008 Б., находясь у кафе-бара «Т.» г. Руза, на почве личных неприязненных отношений умышленно нанес С. не менее двух ударов ногой и кулаком по телу и лицу, причинив последнему телесные повреждения в виде травматической экстракции 1-го и 2-го зубов верхней челюсти слева и перелома небной кортикальной пластинки, которые согласно заключению судебно-медицинской экспертизы повлекли за собой длительное расстройство здоровья.

Учитывая то, что истец имел право на получение бесплатной медицинской помощи, однако самостоятельно отказался от получения любой бесплатной медицинской помощи в рамках ОМС и нес затраты, связанные с лечением в медицинских учреждениях, выбранных по своему усмотрению, судебная коллегия посчитала, что суд пришел к обоснованному выводу, что затраты, понесенные истцом на лечение в сумме 142093 руб., не подлежат взысканию.

При этом суд исходил из того, что затраты, понесенные истцом в сумме 65700 руб. на лечение в ООО «Стоматология Д.», не входят в бесплатную медицинскую помощь, в связи с чем пришел к выводу о том, что именно указанная сумма подлежит взысканию с ответчика.

Однако с учетом характера причиненных истцу физических и нравственных страданий, принимая во внимание возраст истца (1990 года рождения), объем и характер причиненных ему телесных повреждений в области лица, которые расценены как вред здоровью средней тяжести, умышленные действия ответчика и его вину, вынужденное длительное лечение С., судебная коллегия посчитала необходимым изменить постановленное судом в указанной части решение, увеличив размер денежной компенсации морального вреда до 150000 руб. <5>.
———————————
<5> Определение Московского областного суда от 20 апреля 2010 г. N 33-7481/2010 // СПС «КонсультантПлюс».

Как видно из анализа данного дела по возмещению вреда здоровья пострадавшего, суд был вынужден отказать в полном возмещении вреда здоровью пострадавшего, несмотря на то, что вред был причинен умышленными и циничными действиями правонарушителя, поскольку потерпевший имел право на бесплатное получение медицинской помощи. Однако кассационная инстанция в целях восстановления справедливости и возложения ответственности на правонарушителя увеличила размер компенсации морального вреда с 60 тыс. руб. до 150 тыс. руб.

По другому делу потерпевшему был причинен вред здоровью в результате ДТП. Ответчик, управляя автомобилем, не уступил на пешеходном переходе дорогу пешеходу и совершил на него наезд. В результате ДТП потерпевший был доставлен в травматологическое отделение ФГУ ЦИТО им. Н.Н. Приорова. Впоследствии истцу был назначен курс амбулаторного лечения. Вследствие причинения вреда потерпевший неоднократно обращался в данное медицинское учреждение на основании заключенного договора на оказание платных медицинских услуг. Суд отказал в удовлетворении требования о возмещении расходов, вызванных повреждением здоровья, со ссылкой на то, что потерпевший имел право на получение бесплатной медицинской помощи в рамках программы ОМС. Было отказано и в возмещении стоимости поврежденной одежды, поскольку потерпевший не представил доказательств, что имущество было повреждено в результате данного ДТП <6>.
———————————
<6> Решение Савеловского районного суда г. Москвы от 27.03.2009 по делу N 2-109/09.

На примере данного дела видно, что крайне позитивистский подход правоприменителей может привести лишь к постановке несправедливого решения, так как в данном примере, по сути, суд встал на защиту правонарушителя, сбившего пешехода на пешеходном переходе, освободив его от гражданско-правовой ответственности.

Однако многие правоприменители стараются не только придерживаться взвешенного подхода, основываясь при вынесении решения на буквальном толковании правила ст. 1085 ГК РФ, но и учитывать ту реальную обстановку, в которой был причинен вред. При этом на необходимость учета реальной обстановки указывается в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина». В подп. «б» п. 27 названного Постановления отмечается, что, если потерпевший, нуждающийся в указанных видах помощи и имеющий право на их бесплатное получение, фактически был лишен возможности получить такую помощь качественно и своевременно, суд вправе удовлетворить исковые требования потерпевшего о взыскании с ответчика фактически понесенных им расходов.
Так, по одному делу истец мотивировала свои требования тем, что К. столкнул ее дочь О.Е. с ледяной горки, в результате чего она получила травму в виде повреждения носа. В связи с этим просила взыскать с ответчиков затраты на проведение хирургической операции по полной реконструкции носа в сумме 48000 руб., затраты по предоперационной подготовке в сумме 9000 рублей.

Решением городского суда в удовлетворении заявленных исковых требований отказано.

Судебная коллегия Московского областного суда посчитала, что решение суда подлежит отмене по следующим основаниям. Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд исходил из того, что дочери истца возможно было оказание бесплатной медицинской помощи и не было необходимости в проведении платной операции в коммерческом медицинском учреждении. Однако суд не исследовал вопрос о возможных предельных сроках проведения той хирургической операции, которая была сделана потерпевшей, а также не исследовал вопрос, в каком ином лечебном учреждении подобная операция могла быть проведена <7>.
———————————
<7> Определение Московского областного суда от 24 мая 2005 г. по делу N 33-4743 // СПС «КонсультантПлюс».

По другому делу суд отклонил доводы ответчика о том, что 07.02.2008 истец была проинформирована о возможностях получения импланта бесплатно в рамках Программы государственных гарантий по обеспечению граждан РФ медицинской помощью под роспись, но она от данного предложения отказалась, поскольку из материалов дела усматривалась, что истцом был приобретен имплант за счет собственных средств 06.02.2008, т.е. раньше, чем она была проинформирована о возможностях получения импланта бесплатно. Кроме того, операция была назначена и проведена 08.02.2008. При этом представитель ответчика в судебном заседании не смог пояснить, в какие сроки в рамках вышеуказанной программы истице был бы предоставлен требуемый для операции имплант. Утверждение истицы о том, что указанный имплант в рамках программы предоставляется в течение длительного времени (около 6 месяцев), не было опровергнуто представителем ответчика <8>.
———————————
<8> Решение Симоновского районного суда г. Москвы от 29 июля 2009 г. по делу N 2-3333/090.

С учетом вышеизложенного можно утверждать, что строгое применение правила п. 1 ст. 1085 ГК РФ о недопущении возмещения вреда при наличии у потерпевшего права на бесплатную медицинскую помощь может лишить потерпевшего средств правовой защиты и освободить правонарушителя от ответственности, что явно несправедливо. Правонарушение не должно оставаться без санкции, а потерпевший без возмещения. Представляется, что стремление делинквентов освободиться от ответственности с использованием правил п. 1 ст. 1085 ГК РФ может быть отнесено к недобросовестному поведению на стадии защиты прав, что может послужить основанием для лишения ответчика возможности ссылаться на правило ст. 1085 ГК РФ в силу положений ст. 10 ГК РФ о недопустимости злоупотребления субъективными правами. Поэтому крайне важно в этом вопросе воспользоваться услугами профессионального адвоката.

Необходимо учитывать и то, что в Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации (далее — Концепция) предлагается усилить нравственные начала гражданско-правового регулирования и признать добросовестность в качестве одного из принципов гражданского права, который будет иметь определяющее значение при: а) установлении прав и обязанностей (ведении переговоров о заключении договоров и т.д.); б) приобретении прав и обязанностей; в) осуществлении прав и исполнении обязанностей; г) защите прав. Принципу добросовестности должна подчиняться и оценка прав и обязанностей сторон (п. 1.1 Концепции) <9>.
———————————
<9> См.: Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации / Вступ. ст. А.Л. Маковского. М., 2009. С. 31.