Мой адрес — не дом и не улица…

Существующая практика государственной регистрации юридических лиц в части указания адреса юридического лица не соответствует основным началам гражданского законодательства, не защищает интересы добросовестных участников гражданского оборота, во многих случаях позволяет избегать привлечения юридического лица к ответственности. Поговорим о необходимости совершенствования правового регулирования госрегистрации юрлиц.

Правовое регулирование

Правовое регулирование создания и регистрации юридических лиц как участников гражданского оборота должно основываться на установленных ст. 1 ГК РФ основных началах гражданского законодательства, в том числе на принципах равенства участников гражданских правоотношений и беспрепятственного осуществления гражданских прав. Полноценный гражданский оборот предполагает, что его участники будут вступать между собой в различные гражданско-правовые отношения, нередко требующие оперативного обмена корреспонденцией и личных контактов, поэтому для любого из его участников очень важна доступность связи с юридическим лицом по адресу, указанному в ЕГРЮЛ.

На реализацию указанных выше принципов направлена и ст. 51 ГК РФ, п. 2 которой введен принцип публичной достоверности сведений о юрлице, содержащихся в ЕГРЮЛ. Указанный Реестр, согласно ст. 4 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», является федеральным информационным ресурсом. Частью 9 ст. 14 Федерального закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации» установлено, что информация, содержащаяся в государственных информационных ресурсах, является официальной, государственные органы обязаны обеспечить достоверность и актуальность такой информации.

В целях обеспечения достоверности данных, содержащихся в ЕГРЮЛ, ст. 5 Закона N 129-ФЗ устанавливает, что в случае изменения сведений, содержащихся в ЕГРЮЛ, в том числе адреса (места нахождения) постоянно действующего исполнительного органа юрлица (далее — адрес юрлица), юрлицо в течение трех рабочих дней с момента такого изменения обязано сообщить об этом в регистрирующий орган. За неисполнение указанной обязанности п. 3 ст. 14.25 КоАП РФ установлена административная ответственность.

Таким образом, воля федерального законодателя была направлена на создание порядка, обеспечивающего достоверность данных об адресе юрлица, так как оно участвует в гражданском обороте (приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности) через свои органы (п. 1 ст. 53 ГК РФ).

Вся надежда на добросовестность

Формирование записей ЕГРЮЛ о месте нахождения юрлица осуществляется на основании соответствующего заявления. Для регистрации юрлица требуется соблюсти формальное условие — указать адрес в заявлении по форме N Р11001, утв. Приказом ФНС России от 25.01.2012 N ММВ-7-6/25@. В пункте 2 названной формы заявитель указывает конкретные сведения об адресе (месте нахождения) юрлица.

Закон N 129-ФЗ предусматривает, что лицо, подающее заявление о госрегистрации, своей подписью подтверждает достоверность приведенной им информации (ст. 12, п. 1 ст. 14, п. 1 ст. 17), то есть существует презумпция достоверности сведений об адресе, указанных заявителем. Соответствует ли это требованиям ч. 9 ст. 14 Закона N 149-ФЗ, возлагающей на государственные органы обязанность обеспечить достоверность и актуальность информации, содержащейся в государственном информационном ресурсе — ЕГРЮЛ? Что такое достоверность адреса юрлица: существует ли реально адрес, указанный в заявлении о регистрации, находится ли реально по этому адресу юрлицо?

Налоговый орган в момент проведения регистрации юридического лица не наделен возможностью проверить, находится ли в действительности постоянно действующий исполнительный орган по адресу, указанному в представленном заявлении.

Никаких критериев достоверности адреса юрлица законодатель не установил, так как критерий может быть только один — действительное нахождение по указанному адресу постоянно действующего исполнительного органа.

Примеры недостоверности сведений об адресе приведены в п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 61. Они относятся к вопросам фактического наличия адреса. В регистрации может быть отказано, только если в заявлении будет указан несуществующий, то есть не числящийся в Классификаторе адресов России, утв. Приказом ФНС России от 17.11.2005 N САЭ-3-13/594@, адрес. Если указанный в заявлении о регистрации адрес числится в этом Классификаторе, значит, он фактически существует, и не имеет значения, что постоянно действующего органа юридического лица там нет, то есть нет ни офиса, ни представителей данного лица, нет заключенного договора аренды либо согласия собственника здания/помещения о заключении в будущем договора аренды, — у налогового органа нет оснований для отказа в регистрации.

Из изложенного следует вывод, что при существующем правовом регулировании достоверность сведений ЕГРЮЛ об адресе юридического лица обеспечивается только порядочностью и добросовестностью лица, подписывающего заявление о регистрации. Указание в учредительных документах, договорах адреса, по которому юридическое лицо заведомо нельзя будет отыскать, часто используется недобросовестными лицами.

Для добросовестных участников гражданского оборота возникает ситуация правовой неопределенности: участвуя в гражданском обороте, они лишаются возможности точно спрогнозировать результаты своих действий и должны постоянно опасаться, что не найдут своего контрагента.

Заявитель может выбрать любой адрес, числящийся в Классификаторе адресов России, и указать его в своем заявлении о регистрации юридического лица. Такова практика, созданная на основе Закона N 129-ФЗ.

Регистрация юрлица и право собственности

За адресом всегда стоит объект недвижимости — здание или помещение, находящееся в собственности конкретного лица. Собственник может даже не знать, что по адресу принадлежащей ему недвижимости зарегистрировано юридическое лицо — Закон N 129-ФЗ не требует представления договора или иного документа, подтверждающего согласие собственника на регистрацию юрлица по адресу принадлежащей ему недвижимости. Получается, что Закон N 129-ФЗ отменил классическую триаду, установленную ст. 209 ГК РФ: собственнику принадлежит право владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Лица, подающие заявление на регистрацию юрлица, могут без волеизъявления собственника распорядиться чужим имуществом. Конечно, не продадут и не подарят, но обременение путем внесения данных в ЕГРЮЛ будет создано. По этому адресу начнут приносить корреспонденцию, приходить посетители (перечень «радостей» собственника можно продолжить).

Способ защиты права собственника предложен в подп. 5 п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ N 61: собственник должен подать заявление в регистрирующий орган о том, что не разрешает регистрировать юрлица по адресу данного объекта недвижимости.

Но из такого правового регулирования недобросовестные лица научились извлекать свой профит. Примером может служить Определение ВАС РФ от 28.11.2013 N ВАС-17236/13. Налоговая инспекция отказала ООО в государственной регистрации изменений места нахождения юридического лица в связи с изменением адреса. Отказ был основан на заявлении собственника объекта недвижимости о запрете регистрировать юридические лица по данному адресу. При этом собственник сдал данный объект недвижимости в аренду этому юридическому лицу. Суды сочли, что факт аренды не имеет значения в данном споре, хотя общество стремилось внести в ЕГРЮЛ данные о своем реальном месте нахождения, но не смогло этого сделать. Добросовестное поведение ООО суды не поддержали.

Полагаем, в данном деле нарушен основной правовой принцип — принцип справедливости: пострадал добросовестный арендатор, а применение подп. 5 п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ N 61, согласно которому заявление собственника о том, что он не разрешает регистрировать юридические лица по адресу данного объекта недвижимости, в любом случае должно расцениваться как доказательство недостоверности сведений об адресе юрлица, способствует недобросовестному поведению собственника-арендодателя. Не обеспечен баланс интересов арендодателя и арендатора. Лицо арендует данное помещение, действительно находится по указанному адресу, но суд не защитил его право внести эти сведения в ЕГРЮЛ. Также нарушены публичные интересы — не обеспечен принцип достоверности данных ЕГРЮЛ.

Злоупотребление правами

Законодатель установил принцип ответственности юрлица за достоверность указанных при регистрации сведений (п. 1 ст. 25 Закона N 129-ФЗ). Данный принцип развит в п. 6 Постановления Пленума ВАС РФ N 61, в котором разъяснено следующее: при наличии информации о том, что, если связь с юридическим лицом по адресу, указанному в ЕГРЮЛ, невозможна, регистрирующий орган может обратиться в арбитражный суд с требованием о ликвидации этого юрлица на основании п. 2 ст. 61 ГК РФ.

На практике получается, что в момент регистрации юридического лица у налоговой инспекции отсутствуют основания для отказа, так как действует презумпция достоверности указанных заявителем сведений. Пройдет неопределенно долгое время, прежде чем у регистрирующего органа появятся сведения о невозможности связи с юридическим лицом по указанному адресу. И только после этого налоговый орган сможет обратиться в суд с заявлением о принудительной ликвидации.

Пробельность законодательного регулирования определения места нахождения юридического лица не должна приводить к злоупотреблению. Напомним, что ст. 14.25 КоАП РФ введена административная ответственность за представление недостоверных сведений о юридическом лице в орган, осуществляющий государственную регистрацию. Обязанность представить достоверные сведения об адресе юридического лица не подкреплена реальной ответственностью за нарушение данной обязанности.

Это подтверждается судебной практикой. Примером могут служить два дела, по которым лица, совершившие административные правонарушения, предусмотренные ст. 14.25 КоАП РФ, избежали административной ответственности.

Мировой судья привлек к административной ответственности по ч. 4 ст. 14.25 КоАП РФ генерального директора ООО, который указал недостоверный адрес юридического лица в заявлении о внесении изменений в ЕГРЮЛ. Факт отсутствия по указанному адресу данного юридического лица подтвержден материалами дела. Однако ВС РФ отменил судебные акты нижестоящих судов о привлечении генерального директора общества к административной ответственности, указав при этом, что в его действиях отсутствует вина в форме умысла, так как генеральному директору (?!) не было известно о недостоверности адреса общества, подлежащего внесению в ЕГРЮЛ, — при подаче соответствующего заявления в регистрирующий орган он руководствовался протоколом общего собрания участников общества (Постановление от 22.10.2012 N 39-АД12-2). Получается, что генеральный директор — единоличный исполнительный орган — не знает адреса, по которому он в действительности работает.

По другому делу к административной ответственности по ч. 3 ст. 14.25 КоАП РФ за несвоевременное представление в регистрирующий орган данных о смене адреса юридического лица был привлечен руководитель ООО. Материалами дела подтверждено, что в декабре 2011 года от третьего лица в регистрирующий орган поступили сведения о том, что общество не находится по адресу, указанному в ЕГРЮЛ. Это и явилось основанием для привлечения руководителя общества к ответственности, так как согласно ч. 5 ст. 5 Закона N 129-ФЗ юрлицо обязано в течение трех рабочих дней с момента изменения своего адреса сообщить об этом в регистрирующий орган путем подачи соответствующего заявления.

Однако ВС РФ отменил судебные акты нижестоящих судов о привлечении руководителя общества к административной ответственности, указав при этом, что административное правонарушение, выразившееся в несообщении юридическим лицом сведений об изменении адреса в регистрирующий орган, не является длящимся и срок давности по нему начинает течь по прошествии трех рабочих дней с момента изменения таких сведений. Из материалов дела усматривается, что помещения по предыдущему адресу общество освободило в 2010 году. Точная дата изменения адреса при рассмотрении дела не установлена (Постановление от 28.08.2012 N 38-АД12-4).

Таким образом, существующее правовое регулирование и правоприменительная практика не создают законных преград для регистрации юридического лица по произвольному адресу. Это, в свою очередь, ухудшает положение добросовестных участников гражданского оборота, которые, исходя из принципа публичной достоверности данных ЕГРЮЛ, этими данными руководствовались. Заметим, что участники гражданского оборота не имеют права заниматься оперативно-розыскной деятельностью и перепроверять данные из ЕГРЮЛ. В нормально организованном гражданском обороте такой потребности просто не может возникнуть.

Как видим, опасения забюрократизировать процесс создания юридического лица (а оно считается созданным с момента государственной регистрации) привели к тому, что отрицательные последствия непродуманной либерализации в этом вопросе превысили предполагавшиеся блага свободы. Недобросовестные лица стали безнаказанно извлекать преимущества из своего недобросовестного поведения при регистрации юридического лица.

По какому пути пойдет законодатель, покажет время. Не вызывает сомнения, что правовое регулирование регистрации юридических лиц не отвечает конституционным гарантиям и основным принципам гражданского права, нуждается в совершенствовании.